Свидетели Правды: к наследию свящ. Анатолия Жураковского

6 февраля 2012 г. в Киеве состоялась встреча, посвященная памяти новомученика и исповедника веры, выдающегося пастыря, богослова и полемиста, деятеля Киевского Религиозно-философского общества, свящ. Анатолия Жураковского. Поводом для встречи явилась первая публикация проповедей о. Анатолия в издательстве «Дух и литера» при поддержке общины храма св. великомученицы Екатерины в Киеве. Записи слов священника, расстрелянного в 1937 г., долгое время хранили те из его духовных чад, которые чудом не были репрессированы или пережили лагеря. Удивительно, что эти тетради, в годы застоя подпольно размноженные на печатной машинке и благоговейно передававшиеся из рук в руки, в мирное время оказались забыты и только сегодня стали доступны широкому читателю.

Иеромонах Амвросий (Макар)

И книга, и вечер памяти продолжили давнюю традицию издательства «Дух и литера», в котором уже в начале 90-х увидели свет творения священномучеников о. Александра Глаголева, о. Михаила Едлинского и других «свидетелей Правды» ХХ в. Появление подобных книг из года в год собирает вместе представителей духовенства и интеллигенции, которым дороги имена их авторов. Нынешняя встреча состоялась зимним вечером, на полпути между Собором новомучеников и исповедников (5 февраля) и памятью свщмч. Владимира (7 февраля). О. Анатолия Жураковского поминали священники: иеромонах Амвросий (Макар), протоиерей Георгий Коваленко, игумен Лонгин (Чернуха), протоиерей Богдан Огульчанский, протоиерей Николай Данилевич, протоиерей Олег Мельничук, исследователи – Константин Сигов, Сергей Белоконь, Юрий Вестель, Владислав Головин, родственники его духовных чад – Мария Глаголева, Артем Пальян и Зинаида Пальян с трогательным дневником своей бабушки Магдалины Алексеевны Глаголевой-Пальян.

прот. Георгий Коваленко

«Быть фарисеем значит умереть душой, фарисейство там, где порывы вдохновения уступают место навыкам, шаблонам… Есть фарисейство и по отношению к Богу. Это значит потерять чувство Бога, чувство вечности», — так сказал о. Анатолий в проповеди на нынешнюю неделю о мытаре и фарисее. Вслед за Спасителем он призывал к покаянию, чтобы хоть на миг узнать жизнь как «симфонию света и любви». «Сердце наше грешное, сердце преступное, все мы достойны осуждения. Нет среди нас праведников. Кто может из нас поднять взор свой к небу? Все мы одинаково согрешили, не будем возноситься друг перед другом и сами перед собой. И с простым сердцем подойдем к Богу. «Боже, милостив буди мне грешному»… Да поможет нам Господь стать чистыми, простыми в страшный миг суда у Престола Вседержителя». Таким стремлением была проникнута личность о. Анатолия, и соответствовать ему в своих словах о свидетелях Правды старались все участники круглого стола. О. Георгий Коваленко отметил особенность подвига новомучеников: если и у мытаря, и у фарисея из евангельской притчи оставалось время на исправление, покаяние после молитвы в храме – время, которым сегодня располагаем и мы – то такие люди, как о. Анатолий Жураковский, выбирали Христа окончательно, без возможности «потом». О. Богдан Огульчанский подчеркнул, что для о. Анатолия Христа не могли заступить ни обряд, ни старец и даже ни святой: Сам Христос был средоточием его жизни, которая во всей своей полноте только через Него и была возможна. О. Амвросий (Макар) напомнил, что Церковь сегодня существует благодаря свидетельству и крови новомучеников и исповедников. Поэтому нужно чаще молитвенно и с благодарностью обращаться к ним, работая над осуществлением того, за что они положили свою жизнь – особенно в нынешней ситуации все более наступающего как на Западе, так и на Востоке секуляризма. О живости веры, евангельского опыта о. Анатолия и его окружения, о важности нести именно такой, живой, опыт живо говорил о. Николай Данилевич. А иг. Лонгин (Чернуха) обратил внимание на то, как дорожил о. Анатолий церковным единством в непростой для Церкви и для него самого период.

Мария Алексеевна Глаголева и Константин Сигов

Сама собой возникла дискуссия о характере почитания новомучеников. С одной стороны, религиозный фольклор еще не успел сложить этим святым молитв «от подагры» или «от зубной боли», они, так сказать, еще не вошли в анналы народного благочестия. С другой стороны, многие города и веси все-таки помнят и чтут своих новых заступников – простых местных батюшек, так недавно отдавших жизни за веру во Христа. За что же мы любим новых мучеников и исповедников – за их страдания, пытки и лагеря, или за их опыт радости о Христе? Прав ли был классик, утверждая, что «все счастливые семьи счастливы одинаково»? Возможно, рассказы о потрясающе радостной, как отметил Константин Сигов, на зло всем гонениям, духовной семье, какой была юная община о. Анатолия Жураковского, помогают нам вспомнить о радости приходской жизни, которую сегодня у нас не отнимает никто – кроме суеты века сего. «О. Анатолий хотел создать общинку, — вспоминает матушка Магдалина Глаголева, цитируя письмо из ссылки, — где Христос был бы “не случайным гостем, но где Ему принадлежало бы все всегда и безраздельно, где все было бы пронизано Его лучами, все светилось бы Его именем и преисполнялось Его благодатью”». Трагичная, но радостная история его общины свидетельствует, что ему это удалось, а окрыляющие слова батюшки передают этот опыт счастья нам.