Письмо украинскому другу

Письмо украинскому другу

Славист Жорж Нива пишет своему другу издателю и философу Константину Сигову, находящемуся на площади Независимости в Киеве, в ответ на текст Константина Сигова «Европа и Украина: сопротивление вирусу страха», опубликованный в «Le Monde» 3 февраля 2014 г. 

Дорогой Констанин, ты написал пламенное свидетельство, также содержащее точный анализ, и замечательный портрет Лизы, инвалида, помогающего в организации помощи раненным.

Мы не могли бы написать так! Издалека мы не можем позволить себе подобный крик души, но мы слышим твой зов. Да, сегодняшняя Европа создается, отталкиваясь от двух тоталитарных режимов прошлого века, в два этапа: постепенно заживают шрамы Запада после недавнего коллективного самоубийства, вспомним Жана Моне, Эли Визеля, Поля Целана… ; Восток выдержал страстную борьбу против сталинской версии коммунизма, во главе с героями, которых мы так любили и почитали! Солженицин, Андрей Сахаров, Наталья Горбаневская, Валенса, Иоанн Павел  II, Гавел, l, Паточка!

Идем ли мы к третьему этапу, к третьему дыханию Европы? Возможно. Я не знаю. Главное отличие в том, что нет харизматического героя, который стал бы символом нового протеста, повел бы его за собой. Сама эпоха противится этому информационной проницаемостью, упраздняющей расстояния, а для пророчества необходимо расстояние. А еще — мы постоянно переключаемся с одного несчастья на другое…

Чтобы понять, что происходит в твоей стране, нужно перечитать Мишле, историка — пророка Французской Революции. Но ни у тебя, ни у твоего сына, ни у твоих друзей нет на это времени. Вы — Европейская Украина в той же мере, в какой Вы — Украина руссофилов, и я вспоминаю все конференции где мы говорили на том и на другом языке.

Этой ночью события, увы, увы, стали похожи на гражданскую войну, то, чего мы боялись, возможно, уже случилось. Ты и вся Киево-Могилянская Академия, преподаватели и студенты, вовлечены в события, я это понимаю, я вас знаю, я вас слушал, вы меня принимали и даже сделали доктором honoris causa. Твой сын провел много ночей на Майдане, а он самый кроткий из знакомых мне молодых людей. Ты только что сказал мне, что вернешься туда, ты, издатель Поля Рикера, Эмманюэля Лвинаса и стольких европейских авторов, ставших и украинскими, с тех пор как ты создал издательство «Дух i лiтера». Ты также подарил нам таких изумительных, трагических украинских поэтов, как великий Василь Стус. Дух и буква… Дух свободы веет, но он обрушивается порывами шквального ветра. Я надеюсь, что насилие остановится, и что найдутся время и силы вернуться к букве.

Ты представляешь новую Украину, которая ничего не отрицает из общего с Россией прошлого, но хочет идти вперед. Ты знаешь, что изобличение голода спровоцированного в 1932 г началось с Василия Гроссмана, русского еврейского писателя, который описал его в потрясающем шепоте героя «Все течет…». То что делаете вы, вы — руссофилы-европейцы из Киева, необходимо России, нужно и нам, жителям Западной Европы, и для твоей страны — это лучшее, что можно сделать. Не забывайте ту часть Украины, которая осталась равнодушной, или против происходяшего. Я не могу оценивать ее, но предполагаю что она где-то здесь, рядом. Ведь тот, кого ты называешь Узурпатором был избран, несмотря на то, что всеобщее голосование не всегда приносит истину и справедливость. Эти два критерия не входят в компетенцию всеобщего избирательного права.

Перед свободными выборами нужно будет примирение, а потом — переходный период, необходимый любой подлинной демократии, поскольку хорошо, когда люди, находящиеся у власти, оказываются под контролем собственной страны. Причина, по которой, Константин, я присоединяюсь к твоему призыву, состоит в том, что, любя Россию, я часто опасался, что отделенная от России Украина в какой-то момент обязательно придет к выбору между Европой и Россией. Но это не должно быть альтернативой, и никогда ею не станет — ты живое доказательство этому. Ваша Европа, возможно, не станет Евросоюзом, а Россия  — европейская страна, но ее география часто управляет ее историей. Придет день, когда ваша будущая Украина станет мостом между Западной Европой и евразийской Европой России, широким кондоминимумом народов, объединенных русским языком, протягивающим руку Японии и Аляске.

Наша Европа, вышедшая из двойной борьбы с нацизмом и его руинами, с коммунизмом и его империей, разумеется, стала гигантским компромиссом, страдающим от нехватки идеалов. Но, несмотря ни на что, мы привязаны к этому компромиссу, поскольку он содержит в себе внутренний мир, мир сердца. Мы хотели бы, чтобы в нем было больше братства. Дух, ветер, идущий от вас — полезен, но насилие должно остановиться. Твое письмо нам, Европейцам, полезно для нас. В свою очередь, мы хотим быть полезными тебе, нашим пониманием, любовью, симпатией в буквальном смысле этого слова. Читая тебя, я видел перед собой Украину в духе полотен Делакруа! Дай Бог, чтобы она не стала Украиной, сошедшей с полотен Гойи! Сегодня нам болезненно не хватает дыхания, духа. Страшно, как бы не явился Бонапарт. Давайте лучше призывать Иоанна Павла II, Сахарова, Гавела или Манделу.

Перевод Марии Великановой

Текст Жоржа Нива на французском языке.