Перфектный Бруно Шульц

Перфектный Бруно Шульц

Репортаж о беседе, посвященной Бруно Шульцу, которая проходила в Днепропетровске во время Литературной экспедиции (май-июне 2012 г., Полит.ua). В интеллектуальной дискуссии приняли участие директор издательства «Дух и Литера» Константин Сигов, публицист и телепродюсер Александр Архангельский, львовский переводчик, публіцист Андрей Павлишин, русский переводчик Шульца Игорь Клех, известный телеведущий Олег Ростовцев, писатель Игорь Свинаренко, председатель правления правозащитного и благотворительного общества «Мемориал»Арсений Рогинский.

В рамках «Литературной Экспедиции», организованной Федеральным агентством по печати и массовым коммуникациям Российской Федерации (Роспечать), и в рамках которой совершалось путешествие по «брегам Днепра», было проведено множество мероприятий, в том числе и в Днепропетровске. Некоторые из них были камерными, некоторые – многолюдными, но, как считает обозреватель нашего сайта по вопросам культуры Эзра Гордон, не было ни одного более значимого и знакового, чем дискуссия о Бруно Шульце. Вот, что он рассказал нам.

«Почему российское правительство решило включить в программу своей, достаточно контраверсийной, акции встречу, посвященную Бруно Шульцу, так и осталось неясным. Бруно Шульц – фигура удивительная и даже мистическая: подданный Австро-Венгерской империи, по прихоти версальских договоренностей оказавшийся в Польше, переживший советскую и не переживший нацистскую оккупацию своего родного Дрогобыча – как говорится, где он, а где Россия. Безусловно, Бруно Шульц – гений, великий писатель, великий создатель и поэт маленького провинциального города на стыке тектонических плит гигантских культур. Он велик, как Кафка, как Борхес, как Агнон, но повод ли это для Роспечати (тогда почему в Днепропетровске не прошел круглый стол по Агнону?).

Несмотря на то, что Бруно Шульц попал в программу «Экспедиции», с трудом верилось, что это произойдет, что в насквозь прагматичном, обеими ногами стоящем на земле Днепропетровске, прозвучат строки из этого человека, единственным достоянием, целью и смыслом жизни которого была Мечта, создание мира, лучше всего сказать словами Окуджавы, «из какой-то там фантазии, которой он служил». И действительно, от Бруно Шульца отказались почти все – Горная Академия, Нобелевка, арт-центры и галереи с местоимениями, в конце концов, на афишах появился «Арт-вертеп», но когда в назначенный час к нему пришли желающие «попасть на Шульца», железная дверь была наглухо задраена. Москвичи и киевляне растерялись, но мы, днепропетровцы, люди бывалые и естественным местом для Шульца стал культовый «Perfect», кафе, которое также известно как «У Ильича», знание о котором давно уже стало своеобразным культурным кодом интеллигентности.

И действительно, Бруно Шульц должен был открыться Днепропетровску именно здесь, в том месте, где идут самые горячие споры об истории и культуре, политике и современном искусстве, куда приходят националисты, коммунисты, сионисты, художники и фотографы, посетить которое является обязательным для киевских интеллектуалов, где на стенах висят фотографии, а иногда и живопись, и быть экспонированным «у Ильича» – куда большая честь, чем в большинстве наших галерей.

И действительно, для самой пестрой группы наших гостей, а среди них были – издатель Константин Сигов; львовский переводчик, публицист и историк Андрей Павлишин и наши зарубежные гости – известный российский культуролог, публицист и телепродюсер Александр Архангельский; российский историк, правозащитник, общественный деятель, председатель правления правозащитного и благотворительного общества «Мемориал» Арсений Рогинский; российский переводчик Шульца Игорь Клех и писатель Игорь Свинаренко – для них для всех «Perfect» оказался родным и созвучным, как прокуренная кухня в интеллигентной питерской коммуналке. Что же касается участвовавших днепропетровцев, то они не нуждаются в особом представлении, некоторые из них – люди публичные, некоторые – нет.

Впрочем, кроме этих людей, присутствовавших очно, было двое, которые были здесь духом, но не во плоти, великий польский публицист, переводчик и просветитель Ежи Фицковский, написавший книгу «Регионы великой ереси и окрестности», чье издание на украинском языке представлял Константин Сигов и, конечно же, сам Бруно Шульц, которому, несомненно, также было бы уютно в этом месте, где есть тот аромат циннамоновости, о котором писал он.

Пересказывать дискуссию – дело неблагодарное. Говорили и о том, что такой феномен мог появиться лишь на разломе (или в точке соединения) гигантских культур – австрийской и польской, русской и украинской, православной и католической, и шире – на границе водораздела между Западом и Востоком, и что, конечно же, им мог быть лишь еврей, соприкасающийся и контактирующий со многими культурными пространствами, но остающийся вне них. Говорили о том удивительном местном взгляде, который сохраняет города и создает им особое место в мире, которое будет, даже когда весь город необратимо изменится, и таким будет навечно Париж Хемингуэя, Римини Феллини и Дрогобыч Шульца, причем в последних двух случаях город становится памятником своему гению, и также как Римини теперь навсегда город из и «Амаркорда», Дрогобыч – это город из книг Бруно Шульца.

И краткое послесловие. Надо извиниться перед «Арт-вертепом», как выяснилось, о том, что у них будет мероприятие по Шульцу (о чем было написано на афише) им забыли сообщить организаторы.

Ну, а что до того, что людей пришло не очень много, то господа, вопрос ведь не в количестве. Помните, как это было сказано у нашего великого земляка Александра Галича: «Эрика» берет четыре копии. Вот и все. И этого достаточно».

31 мая 2012, Днепропетровская еврейская община