Кто ищет правду? «Европейский словарь философий»?

Мы публикуем расшифровку лекции директора издательства «Дух и Литера», руководителя Центра европейских гуманитарных исследований Киево-Могилянской академии, кандидата философских наук Константина Сигова, прочитанной 14 апреля 2010 года в Киеве, в Доме ученых в рамках проекта «Публичные лекции “Політ.ua”». Дискуссия и видео будут опубликованы позднее.

«Публичные лекции “Політ.ua”» — дочерний проект «Публичных лекций “Полит.ру”». В рамках проекта проходят выступления ведущих ученых, экспертов, деятелей культуры России, Украины и других стран.

Текст лекции:

Ciгов: Дякую організаторам цієї зустрічі, дякую вам всім, хто прийшов на цю розмову, на мою думку дуже важливо, що у нашій країні, зокрема в Києві відбувається творчий розвиток, ми розробляємо разом з вами цей класичний європейський жанр публічної лекції, яка є відмінною від звичних для мене академічних, університетських лекцій з одного боку, а з іншого боку, телевізійних ток-шоу, які мають свій формат і свої обмеження. Тому я дуже дякую всім учасникам того, що сьогодні буде тут відбуватися, але перед тим, як перейти власне до теми нашої зустрічі, я хотів би пояснити кілька моментів. Перше тему «Європейський словник філософій» і нещодавно, ви знаєте, вийшов перший з чотирьох томів українською мовою. Власне у Києві і у інших містах України відбулося вже кілька презентацій україномовного видання. У Києво-Могилянській академії, в Університеті Шевченка, в інших інституціях і в інших містах, власне це відбувається. Перед тим, протягом десяти років тривала розмова навколо цього словника французькою мовою, але сьогодні я хотів би, щоб звістка про цей проект, про цей словник потрапила до російськомовної аудиторії і щоб плюральний задум та інтелектуальні звістка, меседж цього словника почули також росіяни. Я думаю, що дуже важливо, щоб відповідь (чи питання?), я багато разів чув у Франції, Німеччині: «А чи буде, власне, колись зроблено російський переклад цього словника?» почули в Росії, а не тільки в Україні. Тому ми вирішили з організатором цієї зустрічі, що я буду продовжувати російською мовою, хоча очевидно, що на сайті «Полiт.ua» буде розміщено мій текст українською і також російською мовою.

Долгін: Ви можете доповідати українською мовою, а ми перекладемо, як вам буде більш комфортно.

Сігов: Так ми домовлялися з Володимиром і, може, підчас цієї лекції, прошу не поспішати, але до кінця, я переконаний, що ви зрозумієте, чому саме такий меседж ми обрали разом.

(Перевод: Благодарю организаторов этой встречи, благодарю всех тех, кто пришел на эту беседу. Я считаю очень важным, что в нашей стране, в частности в Киеве, происходит творческое развитие, мы разрабатываем вместе с вами этот классический европейский жанр публичных лекций, которые отличны от привычных для меня академических, университетских лекций, с одной стороны. А, с другой стороны, телевизионных ток шоу, которые имеют свой формат и свои ограничения. Поэтому я благодарю всех участников того, что сегодня будет здесь происходить. Но перед тем, как перейти собственно к теме нашей встречи, я хотел бы объяснить несколько моментов. Первое – тему «Европейский словарь философий», недавно вышел, вы знаете, первый из четырех томов на украинском языке. В Киеве, и, собственно, в других городах Украины состоялось несколько презентаций этого украиноязычного издания: в Киево-Могилянской академии, в Университете им. Шевченко, в других учреждениях, в других городах. Перед этим, на протяжении десяти лет продолжалось обсуждение франкоязычной версии этого словаря, но сегодня я хотел бы, чтобы весть об этом проекте, об этом словаре, попала к русскоязычной аудитории, чтобы плюральный замысел, и интеллектуальную весть и месседж этого словаря услышали также россияне. Я думаю, что очень важно, чтобы ответ (или вопрос?), я много раз слышал и во Франции, и в Германии: «А будет ли, собственно, когда-либо сделан русский перевод этого словаря?» услышали и в России, а не только в Украине, поэтому мы решили с организатором этой встречи, что я буду продолжать на русском языке, хотя очевидно, что на сайте «Полiт.ua» будет размещен мой текст на украинском языке и на русском так же.

Долгин: Вы можете выступать на украинском языке, а мы сделаем перевод, как вам будет удобно.

Сигов: Так мы договаривались с Владимиром, и, может быть, во время этой лекции, я прошу не торопиться, но к концу, я убежден, вы поймете почему именно такой месседж мы вместе выбрали).

Так же я хотел бы поддержать коллегу и сказать, что я приглашаю всех присутствующих вписать нашу встречу, наш труд совместного размышления киевской Агоры в ткань больших и малых событий, в особенности, неофициальных, негосударственных, как в чистом смысле гражданский акт солидарности с Польшей в момент ее и нашего национального траура. Я хотел бы отметить, что скорбь, солидарность и гражданственность, все эти три понятия, находятся в самом средоточии нашей исторической жизни, но они также должны быть в центре нашей мысли. И я считаю, что строгость мысли, мужество мысли со времен греческой трагедии и вплоть до современных событий остаются критерием, самым взыскательным, может быть, критерием европейской культуры. И я хотел бы подчеркнуть, что польские акценты в каждом из этих трех понятий: скорбь, солидарность и гражданственность — являются очень важными для нас, но это, скорее, семена для будущего осмысления, а сегодня, предваряя эту работу, мне кажется должны быть такие поступки, о которых Пауль Целан говорил, когда сравнивал стих с крепостью рукопожатия. Вчера я вернулся из Западной Украины, где, среди многих других дел, обдумывал то, о чем буду сегодня говорить перед вами, и вынужден теперь отложить черновики некоторых тезисов, которые хотел предложить вашему осмыслению в связи с той трагической вестью, которая нас настигла в субботу. После этого, в субботу, в воскресенье и в понедельник я, так же, как многие здесь присутствующие, писал к польским друзьям письма. В интервале между полюсами: с одной стороны – полюса государственно-официальных мероприятий по этому поводу, с другой стороны – актов чисто личных, глубоко индивидуальных, когда люди приходят и приносят свою свечу, свой цветок, и вот в интервале между этими полюсами находятся различные, большие и малые гражданские события. И такое скромное событие, как наша встреча, мне тоже хотелось бы, чтобы оно было вписано в этот контекст и поэтому я приглашаю вас всех почтить польскую трагедию минутой молчания.

Я предлагаю вашему вниманию развитие исследования, частично опубликованного во Франции в форме словарной статьи «Pravda» в «Европейском словаре философий», который имеет подзаголовок «Лексикон непереводимостей». Работа над словарем продолжалась 12 лет, первый вариант статьи «Правда» я написал в Париже в 1993 году, опубликован этот том был в 2005 году в Париже. И недавней, новой вехой этих размышлений, для меня была конференция в Германии в Университете Бохума \Universität Bochum\, посвященная дискурсам справедливости, анализам различных форм дискурса справедливости. Организаторами этой конференции были философы Александр Харт, Николай Плотников, среди тех, кто способствовал тому, чтобы я в этом участвовал, была присутствующая здесь Алла Вайсбант. Я хотел бы поблагодарить всех участников этой немецкой встречи и сказать, что наша киевская встреча является развитием и продолжением той конференции и, собственно, название нашего размышления сегодня содержит в себе риск. Я осознавал риск, на который сегодня иду, когда предпочел другим, более спокойным темам лекции формулировку в виде двух вопросов. Первый вопрос: «Кто ищет правду?» и второй: «Европейский словарь философий»? Вопросительный знак стоит рядом с названием этого словаря. Но мои колебания по поводу других, более академических понятий, которые предлагали мои уважаемые предшественники на этой трибуне, мне помогли преодолеть некоторые мои коллеги и следующие аргументы, к которым мы обратимся позже. Я припомнил шотландского философа, с которым веселее сегодня делить этого риск. Аласдер Макинтайр \ Alasdair Macintyre\ озаглавил свою замечательную книгу двумя вопросами «Whose justice? Which rationality?». Она была издана в Университете Нотр-Дам в Америке, «Чья справедливость? Какая рациональность?» Первый вопрос прямо связан с нашей темой Whose justice? Какая справедливость? Или иначе можно сказать: «Какая правда?» Увидеть корифея современной философии, такого как Макинтайр, в компании искателей правды задача, конечно, не тривиальная. Но еще более увлекательная задача перед нами встанет сегодня: рассмотреть в этой перспективе «Европейский словарь философий» – целое общество философов Европы, и подумать о том, почему так важно для понимания модели этой очень оригинальной и интересной, и не совсем рискованно будет к ней, или необоснованно, применить нашу известную поговорку «У каждого своя правда». Вот та форма плюральности, которую предлагают нам французские, немецкие, британские и другие авторы этого словаря, аукается и перекликается с какими-то очень традиционными высказываниями, увиденными в новом свете. Если говорить ближе к киевским нашим палестинам, киевской топологии, то можно было бы вспомнить «Печерские антики» Лескова. События, в них описанные,  происходят в непосредственной близости к Дому ученых, где мы сегодня собрались. Будет вполне оправданным сказать, что продолжателями этих правдоискателей, которых описывал и Гоголь, и Лесков, и многие другие классические авторы, являются, например, авторы сборника «Вехи», но возможно ли проследить какую-то связь с дореволюционными и докатастрофическими авторами и искателями правды с теми современными философами, которые создавали «Европейский словарь философии». К этому вопросу мы обратимся позже, а сейчас давайте возьмем в руки французский том словаря и убедимся, что по вертикали на обложке первое слово – это слово «правда». Слово написано кириллицей. Я не знаю, тот, кто делал дизайн обложки этого словаря, говорю вам как профессиональный издатель, владеет ли он всеми языками, которые написаны на обложке словаря. Тут не только кириллица, здесь, вы видите, слова написаны по-гречески, на иврите, есть арабское письмо, разумеется, латиница для различных европейских языков. Несомненно, свою позицию по этому вопросу высказал главный редактор словаря Барбара Кассен \ Barbara Cassin\, которая не владеет ни одним из славянских языков, но прекрасно владеет греческим, является эллинистом, одним из самых известных сегодня в Европе по греческой философии и софистике, это была тема ее диссертации, переведенной на русский язык. И я не раз отмечал, насколько она и другие европейские философы, повторяю, не знающие ни одного из славянских языков, с каким интересом они каждый раз возвращались к вопросу: «А что же такое эта ваша славянская правда?» Сегодня, может быть впервые, мне хотелось бы сказать публично, что не будет слишком уж рискованно поставить вопрос о связи с ареалом современных западных философий и самыми, как нам казалось бы, простите за это слово, «допотопными» формами правдоискательства, поиска правды в каком-то исходном смысле, который, как известно, был присущ не только славянам, но и грекам и другим философским авторам. Ведь само слово «философия», как напоминает один из авторов словаря Реми Браг \Remi Brague\, прекрасный пример непереводимости. Без перевода, как таковое, в греческой своей форме, оно вошло в другие языки, включая европейские, арабские и другие, и любые попытки в Германии или в славянских странах переводить его, как любомудрие, например, не закрепились, потому что сегодня мне не известны кафедры любомудрия, факультеты любомудрия. Не знаю, может они появились где-то на пространстве между Петербургом и Владивостоком, но в Украине таких кафедр не имеется, в Польше, насколько мне известно, также и в других славянских странах это все связано с философией. Другое слово, которое без перевода вошло и остается примером непереводимости, это другое греческое слово «история». Вы можете вспоминать слова «этика», «поэтика» и так далее. И речь идет не просто о кальках или вставках, эти слова живут полноценной жизнью в других языках, и о приключениях, сдвигах их семантики, их смысла мы сегодня вместе с вами поразмышляем…

Скачать полный текст лекции!