К 100-летию со Дня рождения Григория Аркадьевича Гурьева 1914 — 2014

В моей книге «Жизнь моя кинематограф» немало страниц посвящено Григорию Аркадьевичу Гурьеву, талантливому художнику, поэту, мыслителю и мудрецу. Я написал о том, какую большую роль сыграл этот уникальный человек в моей судьбе и на моём пути от детского фотокружка до большого кинематографа, до профессии кинооператора-постановщика художественных фильмов.
Я пришёл в фотокружок, когда мне было тринадцать лет. Руководила кружком Наталья Дмитриевна Ларионова. Однажды, после занятий Наталья Дмитриевна предложила мне зайти к ней домой. Её дом стоял в переулке с красивым названием – Полевой. У неё в доме были птицы, собаки, магнитофон, рояль, занимавший полкомнаты, и даже кинопроектор. Наталья Дмитриевна была одной из первых в Киеве, кто начал снимать любительские фильмы. Плёнку она проявляла в кастрюлях, а потом развешивала сушить на бельевых верёвках.
Наталья Дмитриевна познакомила меня с Григорием Аркадьевичем Гурьевым, или дядей Гришей, как все его называли. Она была сестрой рано умершей жены дяди Гриши. Дядя Гриша открыл для меня целый новый мир, в котором была симфоническая музыка, живопись старых мастеров, великая литература, и, самое главное, я понял, что жизнь прекрасна и удивительна. Это убеждение осталось у меня навсегда. Он был старше меня на двадцать шесть лет, но мы проводили долгие часы вместе. Заходя к нему после школы, я часто заставал его за роялем, на работу он уходил в ночную смену. Он играл что-нибудь медленное из классики, потом начинал мне что-то рассказывать. Незаметно за разговором наступали сумерки. Узнав, что я никогда не видел восхода солнца, он как-то ранним-ранним утром повёл меня на одно из высоких мест в Киеве, и мы видели, как из-за Днепра поднялось огромное солнце. Я и не знал, что оно может быть таким большим и красным. Часто мы подолгу гуляли. Мне особенно нравилось, когда дядя Гриша покупал сыр, пару французских булочек (почему их называли »французскими», я не знаю), и мы уплетали это, расположившись на лавочке где-нибудь в парке.
С Натальей Дмитриевной и дядей Гришей мы прожили в дружеских отношениях более полувека. Мне довелось устраивать выставку художественных работ дяди Гриши, когда ему было уже за девяносто.
Для посетителей этой выставки я написал короткую биографическую справку о нём: »Григорий Аркадьевич Гурьев – человек уникальной судьбы. Ровесник Первой мировой войны, свидетель революции и гражданской войны, участник Великой Отечественной войны. Был в плену, в штрафбате, совершил подвиг, был награждён медалью «За отвагу». После войны 25 лет, до самой пенсии, работал чернорабочим в литейном цехе завода »Большевик». По образованию Григорий Аркадьевич художник и музыкант. Он учился в Московском художественном училище и в Киевской консерватории. На выставке представлено более ста его работ. Он назвал свою выставку: »Мечты о картинах». Большинство картин выполнено в необычном стиле, который условно можно назвать сказочным реализмом.
Творчество Григория Гурьева в своё время привлекло внимание выдающегося дирижёра и композитора Евгения Светланова, который находил его работы созвучными своей музыке и включил в свою монографию рассказ о нём и несколько репродукций его картин».

На долю Григория Гурьева в лихолетья революций, войн и репрессий выпали немыслимые страдания, унижения и безжалостные удары судьбы, но, не смотря ни на что, он смог сохранить достоинство, свой незаурядный талант и кристально чистую душу. Не зря в штрафной роте у него было прозвище Иисус. Он прожил долгую жизнь, к нему всегда тянулись молодые люди. Друзья и близкие называли его Дядя Гриша. Он оказал влияние на становление судеб очень многих людей, которые считали его своим Учителем. Его с интересом слушали и старшеклассники и учёные. Разговорившись, например, с лесником или с композитором, он мог часами рассказывать о золотом сечении, ритмической природе мироздания или линии красоты в живописи. Его молодые друзья часто брали дядю Гришу с собой в ближние и дальние путешествия, проводили с ним у костра долгие вечера в беседах о жизни, искусстве, устройстве мира…

Стихотворение из поэтического сборника Григория Гурьева «На краю Зазеркалья»:

Снег идёт и заметает
Свой сиюминутный след…
Снег несёт воспоминанье
Улетевших дальних лет…

Сколько вихри их не веют
Знаю в глубине души
Близко, за незримой дверью
Все, кто ранее ушли.

Нет, не кануло в былое.
Всё за мигом миг оно
Сохраняется в рулоне,
Как за кадром кадр в кино.

Смотрите на нашей страничке в фейсбуке ещё фотографии

Читайте также статью Константина Сигова «Дар дружбы» 

грозак2_300 Грозак4_300