Европейский словарь философий. Лексикон непереводимостей. Т. 2

Европейский словарь философий. Лексикон непереводимостей. Т. 2

под руководством Барбары Кассен

Книга:
Европейский словарь философий т. 2
Цена:
260.00 грн.
Доставка:
5.00 грн.
Количество:
Пер. с фр. – Т.2. – К.: ДУХ І ЛІТЕРА, 2017. — 408 с. ISBN 978-966-378-474-8

Европейский словарь философий – один из самых ярких интеллектуальных проектов Европы. Как и многие схожие проекты, например, «синяя» серия «Становление Европы», некоторые книги которой появились на русском языке, проект имеет целью осмыслить Европу как особую уникальную констелляцию идей, не утверждая какое-либо «превосходство» европейской цивилизации над остальными.Наоборот, такие проекты ставят целью избавить общество от предрассудков (включая любые предрассудки превосходства), пережитков, привычек, оставшихся если не на уровне поведения, то на уровне языковой инерции, и одновременно показать взаимную связь и взаимное отношение различных понятий и институтов. Как связаны красота и справедливость, можно ли считать красоту, как незаинтересованное созерцание, школой справедливости, а в справедливости видеть прекрасное?Как связаны равенство и интеллект, можно ли сказать, что правильное понимание ума, интеллекта, поддерживает ценность политического равенства, а равенство способствует развитию интеллектуальной мысли? Как связаны право и созерцание, можно ли сказать, что теоретическая мысль правовая в своей глубине, а право невозможно без теории? Такие сближения могут показаться неожиданными, если брать данные понятия внутри привычных социальных практик, в которых каждому из них отведено свое место. Но Европа началась с резкого смещения привычных отношений между теорией и практикой, множества наложений, иногда нелепых и печальных, иногда успешных и великолепных. Короли, занятые догматикой, монахи, называющие себя философами, горожане, спорящие о законах, и законы жизни, питающие художественное вдохновение – все это страницы истории Европы, «меча и книги». Европейский словарь философий – это проект нового Просвещения, которое поставило Книгу выше Меча. И важно, что это новое Просвещение опирается уже не только на множество «наук и ремесел» (как Энциклопедия Дидро и д’Аламбера), но на множество языков.