Драка за историю

Галина Ковальчук

«Самое важное качество прошлого – то, что его нельзя изменить. Поэтому мы должны его принять. И цель историка – реальное понимание проблем, с которыми сталкивались люди в прошлом», – сказал однажды профессор университета Брэндайса Энтони Полонски, около 20 лет преподающий историю восточноевропейских евреев. С 1986 года он неизменно редактирует ежегодник «Polin. Studies in Polish Jewry» – пожалуй, самое авторитетное научное издание об истории польских (и не только) евреев, куда пишет международная команда ученых из Израиля, США, Польши и других стран.

Территориальный подход к теме оказался на редкость благодатным – Речь Посполитая была большим многонациональным государством, и даже после всех разделений вплоть до 1939 года в ее составе были западноукраинские земли, поэтому охват исследований «Полин» гораздо шире, чем исконные польские территории. Этим и воспользовались украинские издатели, составляя сборник «Полiн» из статей о евреях украинских земель Польши.

Выжимка из публикаций 1999-2000 гг. получилась эклектичной по тематике – расселение евреев в Галиции, Габсбурги, сионизм и идишская пресса, процессы по кровавым наветам, архитектура и декор деревянных синагог, Баал Шем Тов, гражданские права евреев в Польше и коллективная память о погромах Богдана Хмельницкого. А также архивные документы вроде отчета австрийских военных о национальных отношениях в только что созданной Австро-Венгрии. Все это разнообразие создает объемную и яркую картину, несмотря на академическую сухость и нейтральность изложения.

«Мы считаем, что для нас не должно быть табуированных или слишком деликатных для обсуждения тем. Наши страницы открыты для всех желающих. Единственное требование – чтобы авторы писали честно, учитывая исторические факты», – заявляли редакторы «Полин» в предисловии к первому номеру ежегодника.

Однако такая открытость, объективность и честность польским ученым далась не без труда – должно было пройти 40 лет после окончания Второй мировой войны. Выросло новое поколение, гремело движение Солидарности, а в умах «ощущалось невосполнимое чувство утраты той разноцветной Польши прошлых лет с ее смешением религий и национальностей», – пишет Полонски. Основанию журнала «Полин» предшествовало несколько событий, показавших, что в «еврейском вопросе» пора что-то менять.

Весной 1984 года с курсом лекций в Польшу приехал Хоне Шмерук – замечательный лингвист, литературовед, преподаватель идиша в Еврейском университете Иерусалима. Он приехал будто с другой планеты – настолько разными были воспоминания о прошлом у евреев и поляков. Поляки помнили о своей героической борьбе с фашистами, Армии Крайовой и затем – о евреях-коммунистах у власти, а евреи не забыли ни антисемитизма, ни гетто, ни коллаборационизма поляков.

«Профессор Шмерук посетил Ягеллонский университет и, говоря словами Библии, открыл нам глаза… он понял, что сотрудничество польских и израильских ученых совершенно необходимо», – писал об этой встрече ректор университета Йозеф Гиеровский.

Мало-помалу польские ученые стали ездить на международные конференции по истории восточноевропейского еврейства, но настоящей «шоковой терапией» для них оказался документальный фильм Клода Ланцмана «Шоа». После парижской премьеры 1985 года в Польше разразился скандал: пресса взбунтовалась, называя фильм антипольской провокацией, а правительство страны отправило ноту протеста французским властям, частично финансировавшим съемки. Как и все, что делает Ланцман, этот фильм вызвал неожиданные «побочные эффекты». Он серьезно изменил современную документалистику и стал по сути энциклопедией Катастрофы (и так же номер «Новых времен» под его редакцией, посвященный Шестидневной войне, – теперь практически учебник).

Помимо прочего, фильм повлиял и на польских историков, для которых в том же 1985 году сделали еще один показ «Шоа» в Лондоне, после чего состоялось обсуждение фильма с Ланцманом. Беседа, как вспоминают очевидцы, была очень «оживленной, отчасти из-за самой фигуры Ланцмана», и по сути, видимо, закончилась словесной дракой. Она продолжилась уже в Польше, расколотой на два лагеря: одни отрицали факты фильма, другие были шокированы. Но тем не менее, в 1986 году вышел первый журнал «Полин» с главной темой «Поляки и евреи: возобновление диалога». И треть его статей написали польские историки, которые предпочли, наконец, псевдоделикатности – честность.

Booknik.ru: еврейские темы и тексты