Анатолий Ахутин

Анатолий Ахутин

Анатолий Валерианович Ахутин (р.1940)  – известный российский философ. Специально занимался историей европейской науки, ранней греческой философией, классической, современной западной и русской философией начала XX века. долгое время преподавал на филоском факультетете МГУ, а затем на философском ф-те РГГУ.

В его исследованиях широкий исторический контекст культурной действительности сосредоточенно продумывается в духе высокого рационализма, свойственного «первой философии». Вопрос первой философии (о первоначале бытия) открывается в средоточии мыслящего бытия человека во всей плоти его культурного существования.  В философское внимание мыслителя вовлекаются решающие события европейской культуры  от греческой трагедии до теоретической физики XX века, от экспериментов Галилея до экзистенциальных экспериментов, сказавшихся в философии М. Хайдеггера. А. Ахутин стремится показать в своих трудах (это четыре солидных книги и десятки статей), что только исторически развернутая действительность культуры в ее радикальных смысловых поворотах, решающих размежеваниях и встречах задает горизонт первой философии. Конститутивный вопрос первой философии ставится в этом контексте: не относительно некой «физики» мира (как в мета-физике), а относительно исторического бытия культуры. Философия понимается Ахутиным в том всемирно-историческом размахе, в каком понимал ее Гегель и в каком ее развивал учитель Ахутина В.С. Библер. В отличие от Гегеля, историческое бытие культурной эпохи мыслится здесь не как особый «феномен» всеобщего «духа», шествующего к самому себе, а как особая, но равномощная формация «духа», как  целостная культура разума, находящаяся в диалогических отношениях с другими.

В отличие от мыслителей, провозглашающих сегодня конец философии  – не важно, имеется ли в виду классическая метафизика, или логоцентрстская мысль вообще, секулярный рационализм или, напротив, скрытый мифологизм,  – А. Ахутина, напротив, находит возможность (и насущность) «великого возрождения» философии во всем ее всемирно-историческом составе. Только так, по его мнению, возможно восстановление и неслыханная доселе радикализация первофилософского вопрошания. И только такая радикализация способна уяснить смысл того предельного вопроса, под которым современный человек находит свой мир, свои дела и самого себя себя. Вопрос этот подлежит не торопливому решению, а прежде всего философскому осознанию. Такое осознание может соответствовать остроте вопроса только в том случае, если к делу будет привлечена философия, не какая-то, а всемирная, поскольку вопрос всемирен и касается начала начал. Дело философии отнюдь не универсальные решения, а восстановление изначальной вопросительности, уяснение ее нового смысла: мы не можем решать и отвечать, когда не знаем смысл вопроса.

Книги, вышедшие в издательстве: